Любимое кино. «Всегда» Стивена Спилберга

«Всегда» – один из тех фильмов, которым, кажется, суждено было отвоевать в моем сердце законное место любимца и верного друга, привязанность к которому не изменится и не иссякнет со временем, а, напротив – только укрепится дальнейшим узнаванием связанных с ним историй и разных мелочей, а также все новых черточек характера, каких ты раньше и не замечал, либо не придавал им особого значения – теперь же восхищаешься как сокровищем, как дорогим алмазом из коллекции, внезапно открывшимся и сверкнувшим тебе неведомыми прежде гранями. Суждено и потому, что это – идеальная лав стори (а ваш покорный слуга – законченный и безнадежный романтик, и не стыдится признаться в этом), и потому, что актеры подобраны идеально, и потому, что в режиссерах – виртуознейший американский чародей, в то время как за кадром – душевнейшие американские 80-ые, любимый мой период за всю историю мирового кино (плюс-минус пару лет, пожалуй). Хотя «Always» заслуживает внимания не только по этой причине – но еще, как минимум, и по двум другим.

Collapse )

Стартовал новый хешмоб #любимыйфильм! Соберём коллекцию лучших фильмов!

Друзья!

Весь февраль мы с вами рассказывали в блогах о наших самых важных книгах в хешмобе #главнаякнига. Книг собралось немалое количество, а наиболее часто упоминаемые вами мы собрали в ТОП. И, пользуясь случаем, мы напоминаем, где его можно посмотреть)

Сегодня же мы хотим пригласить всех желающих принять участие в новом весеннем хешмобе Живого Журнала о кино #любимыйфильм, который пройдет с 15 марта по 14 апреля включительно.

Мы уверены, что совсем не обязательно быть киноманом и разбираться в раннем творчестве режиссера Бергмана, чтобы любить кино и делиться своими эмоциями о нём с остальными. Ведь у каждого из нас есть такие картины, которые мы с большим удовольствием пересматриваем, фразы из которых мы при случае охотно цитируем или те, просмотр которых поделил жизнь на «до» и «после». 

Словом, наши #любимыефильмы! Рассказываем, как принять участие в хешмобе!

Collapse )


20 фильмов 2020 года

Итого.



1. ДАУ. Вырождение | DAU. Degeneration | Илья Хржановский, Илья Пермяков | 7,5
2. Душа | Soul | Пит Доктер, Кемп Пауэрс | 7,5
3. Хелтер Скелтер / Helter Skelter: Американский миф | Helter Skelter | Лесли Чилкотт | 7,5
4. Эмма. | Emma. | Отэм де Уайлд | 7
5. Дэвид Аттенборо: Жизнь на нашей планете | David Attenborough: A Life on Our Planet | Аластер Фовергилл, Джонатан Хьюз, Кит Шолей | 7
6. Последние и первые люди | Last and First Men | Йохан Йоханнссон | 7
7. Государственные похороны / Прощание со Сталиным | State Funeral | Сергей Лозница | 7
8. Ассистентка | The Assistant | Китти Грин | 7
9. Никогда, редко, иногда, всегда | Never Rarely Sometimes Always | Элайза Хиттман | 7
10. Ферзевый гамбит / Ход королевы | The Queen's Gambit | Скотт Фрэнк | 6,5

11. Доктор Лиза | Оксана Карас | 6,5
12. Дорогие товарищи! | Андрей Кончаловский | 6,5
13. Грейхаунд | Greyhound | Аарон Шнайдер | 6,5
14. Волколаки / Легенда о волках | WolfWalkers | Томм Мур, Росс Стюарт | 6,5
15. Девушка, подающая надежды | Promising Young Woman | Эмиральд Феннел | 6,5
16. Миссис Америка | Mrs. America | Анна Боден, Райан Флек | 6,5
17. Гнездо | The Nest | Шон Дуркин | 6,5
18. Еще по одной | Druk | Томас Винтерберг | 6,5
19. Банкир | The Banker | Джордж Нолфи | 6
20. Пока мы молоды | While We're Young | Ноа Баумбак | 6

20 лучших фильмов 2020 года. Часть шестая

И, наконец, тройка лучших.

3. Хелтер Скелтер / Helter Skelter: Американский миф | Helter Skelter | Лесли Чилкотт | 7,5



Война во Вьетнаме, первый полет человека на Луну, демонстрации и бунты студентов и чернокожих, хиппи, ЛСД, начало эпохи Нового Голливуда в кинематографе – все это конец 60-ых, один из самых памятных и насыщенных периодов в американской истории, завершившийся кошмарным и известным событием, о котором Квентин Тарантино снял свой «Однажды в Голливуде». Убийство Шэрон Тейт и нескольких ее друзей (за которым последовало еще два), по словам авторов этого фильма, навсегда изменили Лос-Анджелес и солнечную Калифорнию. Хотя «Helter Skelter» повествует нам не только об этом – но и обо всей истории Чарльза Мэнсона, начиная, как полагается, с детских лет. О том, как формировались его мировоззрение, его одержимость и жестокость, страсть к музыке и манипулированию другими, о том, как образовалась его «семья», что за люди были участниками и членами этой секты, какие отношения были у Мэнсона с барабанщиком и вокалистом группы The Beach Boys, какие послания различал он в «Белом альбоме» Битлз, что называл «Хелтером Скелтером» – и как случилось в деталях то, от чего великодушный и ностальгирующий мечтатель Квентин избавил нас финалом своей последней работы.

Шестичасовой мини-сериал впадает иногда в некоторые самоповторы и чрезмерное разжевывание того, что зритель и так уже, наверняка, запомнил – но, в целом, это чрезвычайно добротная и довольно-таки виртуозная для документалки работа, совмещающая архивные выступления, фотографии, рисунки и записи с моделированием и художественным достраиванием некоторых ситуаций с помощью современных кадров и антуражей тех мест, а также интервью (включая и членов «семьи») и актеров, столь органично вписывающихся в сложное, но гармоничное для взгляда смотрящего монтажное полотно, что нельзя не оценить именно режиссерскую работу создателей сериала, почти не заставляющую нас скучать, но, напротив, все больше проникаться и интересоваться – и немножко, конечно же, ужасаться. Не последнюю роль играет здесь и саундтрек в стартовых титрах, создающий таинственно-неуютную атмосферу, что лишь еще больше помогает втянуться в следующий за ними рассказ, да и вообще – во всю эту историю. Впрочем, как такового страха здесь почти не возникает. Поражает, скорее, то, насколько одновременно жалкой и демонической фигурой являлся и является Мэнсон, по-прежнему волнующий людей, притом что он недавно умер, хотя и добился все-таки того, о чем так мечтал всю жизнь, а именно – всемирной известности. Но взглянуть на Романа Поланского, Шэрон Тейт, а также и на многие другие более симпатичные и знакомые лица из тех времен будет тоже, я думаю, приятно – не говоря уже о том, чтобы погрузиться в саму атмосферу конца 60-ых, которую тот же Тарантино передал лишь в форме очень поверхностной и слабоватой стилизации. Хотя вполне возможно, что после этой документалки вы сможете по-настоящему оценить тот жест и порыв, что вложил он в беззаботную концовку фильма, пустовато-благостную художественно и на поверхности – но такую радостную и прекрасную на деле.
Collapse )

Кина нет, зато есть Кинанет!

Уже не раз упоминал я на просторах ЖЖ об этом человеке и о том, как именно он повлиял на меня, но теперь мне хотелось бы подытожить все разрозненные прежде высказывания, слова и воспоминания – тем более, что и повод для этого представляется очень подходящий. С известным кому-то как блогер kinanet кинокритиком и киноведом Сергеем Валентиновичем Кудрявцевым, я встречался в жизни всего пару раз, желая приобрести тогда его трехтомник «Почти сорок четыре тысячи», выхода которого я давно уже и с нетерпением ожидал. Но еще лет за пять-шесть до того, незадолго до окончания школы, я вдруг заметил, зайдя однажды на страничку КиноПоиска, некую рубрику (ныне, к сожалению, утраченную), попадавшуюся иногда и на страницах других самых разных и неизвестных мне еще фильмов, и начал ее с интересом читать. Некоторое время читал я просто так и залпом, без привязки к просмотру самих картин, что вырисовывались для меня лишь в виде далеких и неизведанных до сих пор стран, куда мне только предстояло еще когда-нибудь отправиться – и куда я со временем, действительно, отбыл, так до сих пор и не вернувшись из этого удивительного плаванья. Бросая якорь на каждом следующем берегу, вступая во владения все новых и новых правителей, которых называли здесь не просто режиссерами – но «авторами» и творцами, кудесниками и волшебниками, владевшими не просто своим ремеслом, но особой магической силой, заставлявшей их почитателей завороженно наблюдать, вживаться и проваливаться в создаваемые ими иллюзии – немыслимо порой прекрасные и как будто бы во всем даже правдивые – я поначалу лишь просто дивился, безудержно восторгался, доверчиво относясь ко всему, во что посвящал и что вкладывал в меня тот самый старожил и знаток всех обычаев и ритуалов этих диковинных краев, по прозвищу Кинанет, рассуждавший о них так уверенно, многогранно и проникновенно, что и нельзя было, наверное, совсем уж не поддаться и не заинтересоваться, совсем не поверить, хоть многое казалось еще и чуждым, странным и пугающим – таким, что и вовек мне до конца не познать.

Возвращаясь же от лирики к фактам, я мог тогда уже явно сказать одно: десятибалльная система оценивания с половинками, предложенная моим учителем, мгновенно прижилась и даже вживилась в мою кровь, так что я начинал выстраивать потихоньку и свою собственную иерархию, что в течение долгого времени почти повторяла иерархию и предпочтения Сергея Валентиновича – но это и совершенно понятно. Я всегда был человеком легко внушаемым и увлекающимся, готовым с головой отдаться и погрузиться в то, что представлялось мне правильным и единственно верным – в общем, следовать истине строго. Знаю, что для очень многих любителей кино и искусства как такового «истинность» численных оценок не просто сомнительна, но даже и недопустима – и с этим я отчасти соглашаюсь. Поскольку цифры здесь – лишь внешний рубеж, грубый инструмент для упорядочивания хаоса, для первой прикидки, нуждающейся в уточнениях и разъяснениях, и то не способных объять необъятное и загнать Красоту в рамки. Так или иначе, я увидел в этой системе именно тот инструмент, что лично мне – одержимому коллекционеру и систематизатору – был крайне полезен и близок, из-за чего я и перенял ее целиком, и до сих пор этой системой пользуюсь – и точно так же люблю составлять списки. Чему же она меня действительно научила, так это тому, как порой тонки, почти необъяснимы – но все же уловимы и реальны те эстетические различия, те художественная ценность и целостность самых разных фильмов, что могут быть схожи сюжетно и даже стилистически, для большинства представляясь неразличимыми. Так, люди равнодушные к винам, подразделяют их лишь на сухие и сладкие, максимум с добавлением «полу» – тогда как, на самом деле, существуют десятки оттенков вкусов, что даруют способному распознать их просто огромное и истинное гурманское наслаждение.

И скромность многоуважаемого Кинанета, его частые заявления о том, что все в искусстве субъективно – как и его собственное мнение среди прочих – всегда заставляла меня улыбаться. Так как, чем дальше, тем я все больше понимал и признавал его редчайшую и поразительную способность. Способность чувствовать, угадывать и различать кино на таком уровне, какой, мне кажется, и мало для кого в принципе существует – не говоря уже о максимальной непредвзятости и широте взглядов нашего дорогого киноведа, и до сих пор остающегося для меня мерилом настоящего «кино» (того, что еще осталось от него) в этой зловонной и гигантской помойке трендов, тотальной уравниловки взглядов и все возрастающего обесценивания «искусства», которым называют теперь все подряд, наплевав не только на эстетику и гармонию – но даже и на простейшее профессиональное мастерство. Не могу отрицать, что я стал уже реже соглашаться с автором энциклопедий «3500» и «Почти сорок четыре тысячи» – и все же именно его мнения, именно его оценки ищу я всегда на страничке Вконтакте или соответствующей страничке КиноПоиска, именно от него отталкиваюсь как от не безгрешного, не несомненного – и все же самого надежного из известных мне ориентиров. Признаться честно, не знаю, что бы я и делал, если бы был вынужден самостоятельно погружаться в недра современного (да и не только) кинематографа, который с такой увлеченной самоотверженностью, такой редкой добросовестностью и все же любовью к своему делу изучает наш друг Кинанет. Я говорю «друг», потому что он оказывает нам (мне, по крайней мере, уж точно) именно что дружескую и просто неоценимую услугу, позволяя наслаждаться лишь самым лучшим из тщательно просмотренного и честно и сурово отобранного им. И вот эти самые честность и справедливая суровость – как раз то, чего так не хватает сейчас большинству, легко ведущемуся на трюки и дешевые провокации так называемых «современных» режиссеров.

Но что-то я чересчур заговорился. Пора уже переходить и к сути. Дорогой Сергей Валентинович! Спасибо Вам за то, что открыли мне Одзу и Оливейру, Маля и Мельвиля, Клузо и Карне, кино польское и венгерское, китайское и чешское, спасибо за Ваши рецензии о фильмах Марлена Мартыновича – и за Ваше знание, за Ваше отношение к советскому и нашему кино вообще. Спасибо за все Ваши тексты и списки (и за рубрику «Личное СВК» в особенности), к которым я обращаюсь постоянно – и в которых всегда черпаю зрительское вдохновение – спасибо, что своим отношением, своей собственной увлеченностью, своей любовью к кинематографу Вы привили ее, уверен, не одной сотне таких, как я, которые тоже могли бы подписаться под словами Людмилы Гурченко, что Вы не раз приводили – о том, что любовь, при всем многообразии ее воплощений, была все-таки в жизни одна, так что и кино хочется и кажется возможным любить только целиком, за все, что было и еще остается в нем – саму эту магию сменяющих друг друга картинок, это «запечатленное время», переживания которого мы так отчаянно порою ищем и ждем. И хотя «черт будто детского немудреного творчества, особого очарования невольного примитивизма, лукавой простоты и житейской мудрости сказок» остается в нем все меньше и меньше, хочется все же продолжать смотреть его и верить – в то, во что еще верить можно. В связи с этим я искренне желаю творческого успеха Вам и Вашим картинам, которые, надеюсь, однажды мы все дружно и с интересом посмотрим – и в которых узнаем именно Вас. И, конечно же, от всей души поздравляю Вас с юбилеем – и желаю, чтобы ожидали Вас впереди еще долгие и долгие годы, чтобы сохранялись неослабевающие вдохновение, интерес и привязанность к тому, что мы оба с Вами так однозначно любим – чтобы, наконец, все у Вас складывалось хорошо и удачно и в личной жизни, чтобы достижения и новые горизонты не переставали бы маячить в обозримом будущем, к которому хотелось бы всей душою устремляться – и с удовлетворением, рано или поздно, достигнуть его.

С днем рождения Вас, досточтимый киноман, кинокритик и сэнсэй!

20 лучших фильмов 2020 года. Часть пятая

Приближаемся к финалу.

7. Государственные похороны / Прощание со Сталиным | State Funeral | Сергей Лозница | 7



И еще одно кино на советскую тематику. Причем понятно, что через некоторое время после начала просмотра (и, думаю, что даже очень скоро) у любого хоть сколько-нибудь адекватного зрителя возникает в голове недоуменный, для кого-то, может быть, мучительный, вполне логичный и очень важный вопрос: а что, режиссер все это на полном серьезе нам показывает или как? Безусловно, да. Только надо понимать, что серьезность эта заключается совсем не в том, что Сергей Лозница боготворит и превозносит до небес вождя советского народа, скорбя вместе со всеми теми, чьи лица мелькают у нас перед глазами на протяжении двух с лишним часов – а в том напоминании, предостережении и уроке, которыми и является эта документальная лента, заканчивающаяся титрами с немногими словами, где совершенно четко и ясно выражено истинное отношение автора. С учетом этого знания можно вполне спокойно и заслуженно восхищаться его действительно впечатляющим исследованием. Уникальные архивные материалы, запечатлевшие проводы Иосифа Сталина, поражают, прежде всего другого, одним – своим масштабом. Совершенно немыслимые и несметные толпы людей, текущих и шествующих по всем улицам и во всех уголках нашей необъятной некогда страны с венками и скорбными, потерянными, либо просто не знающими, что выражать лицами, представляют из себя чистейшую фантасмагорию, причем настолько порой безупречную и подыгрывающую правилам кино, что можно, и впрямь, подумать, будто некоторые кадры сфабрикованы с целью именно художественного усиления эффекта – и все же это, очевидно, не так и было бы никак невозможно. Но то, как чередует Лозница черно-белые и цветные вставки, то, как задает ритм, перемещаясь между разными городами и областями СССР, повторяя на разный манер одно и то же – но убеждающее как раз именно этим – дает понять, насколько все-таки творчески и основательно подошел он к своей задаче.

Притом что нельзя сказать, будто «Государственные похороны» смотрятся на одном дыхании – да это явно режиссером и не предполагалось. Многостороннее и последовательное запечатление на экране такого события потребовало терпения и усидчивости не только от тех, кто героически все это монтировал – но и от тех, кто пытался осилить потом и переварить как-то получившийся результат – что лично мне приятным или простым вовсе не показалось. Потому что, чем дальше, тем все больше приходишь в ужас от очередного осознания того, в каком же страшном заблуждении, в каком самозабвении и самоубеждении пребывали многие люди, собравшиеся провожать наследника Ленина так, будто это – сам Господь Бог. В момент, когда Маленков, Берия и Молотов произносят один за другим заготовленные речи, как под копирку повторяющие все то, что сотни раз уже слышали мы о партии, о народе, о врагах его, но главное – о светлом коммунистическом будущем и путях достижения его, начинаешь испытывать уже натуральную дурноту от бесконечности и беспросветности этого адского представления, что многими очевидцами воспринималось тогда на полном серьезе – потому что иначе ведь и быть не могло. Потому что, и правда, люди, наверное, верили – и те, кто слушали, и те, кто говорили. Хотя с сегодняшних позиций, с учетом всего того, что знаем мы о советской истории и о реальных «достижениях» и завершении этой уникальной эпохи, оно и кажется совершенно диким – по крайней мере, со стороны. Но почти уверен, что найдутся и такие, кто воспримет послание Лозницы с точностью до наоборот. Так как, по сути, это просто факт, смонтированный документ, а факты все трактуют и воспринимают по-разному – и с этим уже ничего не поделаешь. Но вот то, что «Государственные похороны» – удавшееся кино, представляется мне почти несомненным.
Collapse )

20 лучших фильмов 2020 года. Часть третья

Продолжаем.

14. Волколаки / Легенда о волках | WolfWalkers | Томм Мур, Росс Стюарт | 6,5



Новое мультипликационное творение Томма Мура напоминает собой эдакую смесь «Как приручить дракона» и «Принцессы Мононоке», с уклоном больше в развлекательно-шаблонный характер первого – но не лишенного и самобытной прелести и яркой выдумки второго. Вполне типичная история противостояния и постепенного узнавания друг другом двух разных миров, несет нам простую, но не стареющую мораль о том, что не все называемое враждебным и опасным является таковым на самом деле – и что дружба, взаимопомощь, как и просто попытки понимания чужого, всегда лучше слепой и навязанной ненависти к нему, не желающей разбираться ни в чем. И девочка Робин, ставшая волей случая посредником между миром людей и миром волков, узнает, насколько же интереснее и иначе устроено все то, что было скрыто прежде пеленою легенд и городских песенок, а также высоких стен и ворот, сделай только шаг за которые – и непоправимое случится точно. Со всеми свойственными ей детской настойчивостью, искренностью и добротой она борется за новую истину, встречая кругом лишь непонимание и открытую враждебность – и все же правда, в конечном итоге, восторжествует. В этом не приходится и сомневаться, так как и с самого начала понятно, что никакой чрезмерной суровости и жестокости здесь не будет, зато приключений и волшебства – сколько душе угодно.

И если рисовка мультфильма в целом может показаться простоватой и довольно условной (хотя тех, кто видел «Песнь моря», это вряд ли хоть сколько-нибудь смутит), то мир духовный, или же мир духов, в отличие от мира материального и привычного человеческому глазу, местами просто завораживающе прекрасен и неожиданен по визуальному восприятию того, кто впервые оказывается в нем, полагаясь не столько на зрение, сколько на обоняние и чрезвычайно обострившийся слух. В общем, что такое быть волком, жить и развлекаться по-волчьи вы узнаете почти что изнутри. А покоряюще забавные и непохожие друг на друга характеры двух подружек, как и их отношения с родителями, заставят полюбить этих героев и этот мир еще больше, учитывая и его исключительно кельтский средневековый колорит, полный своих уникальных фантазий и образов, включая также и все прелести разговорной речи ирландцев, но в особенности – внешний вид двух обитательниц леса, чьи пышнейшие прически – во всех смыслах огонь. И, даже несмотря на свой детский и все же явно поверхностный подход, «Легенда о волках» наполняет сердце и душу тем уже знакомым томлением и стремлением к чему-то сказочному и древнему, что, кажется, и до сих пор сокрыто в непознанных глубинах природы и мира – и краешек этой удивительной и желанной тайны приоткрывается нам на экране снова. И, даже глядя на него, понимаешь, насколько же приземленным и грубым бывает наше обыденное восприятие – но насколько стремится при этом наша душа жить свободно, радостно – и в полной гармонии с миром и всеми его созданиями. За это чувство и напоминание о важнейшем уже хочется поблагодарить авторов.


Collapse )

20 лучших фильмов 2020 года. Часть вторая

Едем дальше.

16. Миссис Америка | Mrs. America | Анна Боден, Райан Флек | 6,5



Поначалу я и вообще не думал, что этот сериал пролезет хоть на какое-нибудь место в итоговом топе – но, чем дальше я смотрел, тем все больше понимал, что будет это вполне себе и даже по заслугам. Ожидать чего-то внятного от парочки режиссеров, выпустившей за год до того аляповатую «Капитаншу Марвел», причин никаких не было – и вдруг они выдали нам крайне недурную социально-политическую драму на крайне болезненную и животрепещущую тему. Правда, не уверен, что последнее можно назвать похвалой, так как проблематика «Миссис Америки» способна влегкую затмить те более существенные достоинства, которые, на мой взгляд, имеются в ней прежде всего. Почти пятнадцатилетняя борьба американских женщин за принятие поправки о равных правах, развернувшая еще в конце 60-ых годов, стала, наверное, одной из самых ярких вспышек феминистского движения, чья победа была, на первый взгляд, почти обеспечена, учитывая все его тогдашние успехи и небывалый размах – но господа консерваторы, конечно, как и господа политики, никуда не девались, так что и пошло все совсем не плану и не привело к желаемому результату. Но все это было бы не так любопытно, если бы главный конфликт не разворачивался в сериале именно между женщинами, одни из которых – эдакие «отчаянные домохозяйки» во главе с активисткой консервативной партии, Филлис Шлафли – взялись вдруг отстаивать свой домашний уклад, воспитание детей, брак и прочие семейные радости, другие же – во главе с Глорией Стайнем и прочими лидершами феминисток – свободу женщин во всем, включая оплату труда, аборты, гомосексуальные отношения – в общем, объяснять тут, конечно же, не надо. И схлестнулись дамочки не на жизнь, а насмерть, не желая ни в чем уступать друг другу и действуя по принципу «на войне все средства хороши» – хотя и не каждая с этим соглашалась.

И все вроде бы совершено понятно (а кто-то уже, наверное, скривился и решил дальше не читать и не смотреть), но создателям сериала действительно удалось создать довольно напряженную атмосферу противостояния, вспыхивающего местами за счет эффектных выходок представительниц с обеих сторон – но все же, по большей части, сохраняющего на удивление добротную и ровную, проработанную и полудокументальную манеру повествования, которое кому-то, наверняка, покажется занудным и явно подзатянутым – но жанр этот, и правда, не для каждого. Хотя, если вам нравится в кино стиль журналистского расследования, как в классической «Президентской рати» Пакулы или, скажем, относительно недавнем «В центре внимания», то у сериала есть все шансы привлечь вас общим поэтапным и детальным подходом к рассказыванию истории, где важно не столько то, кто прав, кто виноват – и кто побеждает – сколько самый процесс борьбы и, конечно же – процесс наблюдения за процессом. Потому что в лагерях Филлис Шлафли и Глории Стайнем все обстоит далеко не так благополучно, и внутренние конфликты, противоречия, очевидные в некоторых случаях недопонимание, эгоизм и слепота раздирают их и постоянно смещают приоритеты, вовсе не устраняя человеческий фактор ради шаблонно-крикливого торжества идеологии, но, наоборот – стараясь показать, что пропагандируемые позиции не всеобъемлющи, не однозначны и не стоит принимать чью-либо сторону сразу, защищая своих с пеной у рта и поливая противников грязью. И, в общем-то, все было бы даже и совсем неплохо – но авторам «Миссис Америки», увы, не удалось выдержать полной беспристрастности, причем не столько в плане драматургическом или стилистическом – сколько в живописании характеров и лиц, в которые мы поочередно, в течение девяти серий, вглядываемся и вникаем, перебрасываясь из лагеря в лагерь – так что уже ближе, наверное, к середине все становится предельно понятно.
Collapse )