Владимир Соколов (mr_henry_m) wrote,
Владимир Соколов
mr_henry_m

Category:

100 любимых персонажей кино. Часть 6

Продолжаем.


50. Чжугэ Лян (Такеши Канеширо, «Битва у Красной скалы»)



На самом деле, было ужасно сложно выбирать между ролями Канеширо у Кар-Вая, Чжана Имоу и Джона Ву. С чисто человеческой точки зрения немой паренёк из «Падших ангелов» кажется самым оригинальным и подкупающе искренним, но не менее привлекателен и храбрый романтичный боец, разыскивающий банду метателей кинжалов. Но именно Чжугэ Лян – военный советник одного из независимых царств Древнего Китая – объединяет в себе все преимущества актёра разом. Этот хитрый и улыбающийся человек – не только талантливый стратег и тонкий дипломат, но и просто остроумная, находчивая и загадочная личность, о которой с уверенностью можно сказать лишь одно – она на стороне добра. Чему способствует и открытое, дружелюбное лицо Канеширо, чей персонаж явно сыграл одну из решающих ролей в великой битве.


49. Ирма (Ширли МакЛейн, «Нежная Ирма»)



Напарница Джека Леммона по «Квартире» почти завоевала мою симпатию в комедии Уайлдера, однако понадобилась ещё одна и с таким же дуэтом, чтобы окончательно убедиться в невозможности забыть Ширли МакЛейн и не взять её в этот топ. И хотя, на первый взгляд, Ирма – лишь обычная уличная проститутка, со временем всё больше понимаешь, как же она, на самом деле, мила, забавна, непосредственна и, конечно – нежна. Кудрявая девчурка с кудрявым пёсиком, синими бархатистыми глазками и синим бантиком – и что она только забыла на улице? Но жизнь распоряжается по-всякому, и понятно лишь одно – любовь способна преступить все законы и заставить потерять голову даже честного полицейского. И до чего же весёлая и уморительная свистопляска может из этого выйти!


48. Чжоу Юй (Тони Люн Чу Вай, «Битва у Красной скалы»)



Как две части фильма Джона Ву составляют единое целое, так и хитроумный стратег не может обойтись без настоящего храброго воина. Таков Чжоу Юй – правитель второго независимого царства, вынужденно восставшего против великого императора Китая. Тони Люн – ещё один великолепный китайский актёр, определиться с любимой ролью которого невероятно сложно. Его полицейский и писатель у Кар-Вая так же чертовски обаятельны и приятны, как и полководец китайской армии. И всё же эстетика картины Джона Ву довела врождённые преимущества внешности и характера двух актёров до высшего уровня, где красота образа и облика гармонично сосуществует с красотой души и личности. Равным образом ловкий, сильный, мудрый и спокойный Чжоу Юй дополняет Чжугэ Ляна, так что ум и сила действуют в единой связке. И тут уж ясно, что перед ней не устоять даже непобедимой миллионной армии.


47. Майра (Вивьен Ли, «Мост Ватерлоо»)



Эта страшно трогательная и незабываемая история подарила мне любимую роль актрисы, которая, казалось бы, уже не может удивить сильнее. И пусть Скарлетт О’Хара остаётся единственно великой и в своём роде недостижимой, юная балерина Майра блистала на экране столь же ярко, хотя её радость и счастье были совсем недолгими. Идеально романтическая история с идеально светлой и многообещающей завязкой и идеально трагической кульминацией, свойственной всем великим историям любви со времён «Ромео и Джульетты». И до чего мучительно перебирать в голове всевозможные страшные исходы, о которых несложно догадаться уже в середине фильма! И до чего невыносимо жестоко и несправедливо, что такой прекрасной девушке не суждено было обрести такое близкое и ощутимое счастье, уже державшее её за руку. Но в этом – и сила образа, и надёжная гарантия того, что подобное откладывается в памяти навсегда.


46. Гвидо Анселми (Марчелло Мастроянни, «Восемь с половиной»)



Мастроянни всегда был истинно прекрасен как Марчелло, но истинно великим стал, изображая Федерико. Гвидо – образец обаятельного и праздного интеллектуала, действительно умного, но слишком увлекающегося человека с богатой фантазией, гениального творца, запутавшегося в собственных идеалах и образах, так что окружающее начинает походить на дурной и причудливый сон, полный правдивости, абсурда и красивых женщин. Он всегда хорошо и элегантно одет, всегда скучает и быстро находит новое увлечение, всегда интересен и до смешного нелеп. Творческие муки Феллини родили героя, которого с лёгкостью узнают мужчины определённого склада ума, подверженные такому же беспрерывному и восторженно-беспорядочному нагромождению великих идей и мерцающих на горизонте сознания открытий, легко сменяющихся желанием вкусно поесть или соблазнить первую встречную красотку.


45. Норико (Сэцуко Хара, «Поздняя весна»)



Свой фильм «Небо над Берлином» Вим Вендерс посвятил трём «ангелам» кино: Андрею Тарковскому, Франсуа Трюффо и Ясудзиро Одзу. Точно так же и для меня в кино существуют три настоящих ангела, один из которых снимался как раз у Одзу. Трилогия «Норико» – фильмы, которые воспринимаются как совершенно близкие и понятные нам, не-японцам, благодаря невероятному таланту японского режиссёра запечатлевать обычную семейную жизнь в самой простой и, одновременно, самой поэтической форме. Особенно поразительна в этом плане «Поздняя весна», где расставание Норико с отцом переживается с такой сильной и светлой печалью, будто бы речь идёт о твоих родных или людях, которых ты знал всю жизнь. Героиня Сэцуко Хары – воплощение доброты, невинности и не рассуждающей, преданной, бескорыстной любви. Любви, сосредоточенной на одном человеке, который с самого рождения был для неё всем, а теперь она должна выйти замуж и покинуть его. И, хотя это действительно случается, сама Сэцуко так никогда и не вышла замуж, а в середине 60-ых навсегда ушла из кино, прожив ещё полвека в покое и полной неизвестности. Так эта девушка стала своего рода символом японского кино и даже японской нации – добрая, скромная, красивая, любящая и чистая.


44. Феррис Бьюллер (Мэттью Бродерик, «Выходной день Ферриса Бьюллера»)



Феррис Бьюллер – ужасно приятный парень и просто образцовый ученик. Каждый в городе его знает, у него самая красивая девушка, самая обаятельная улыбка, самая беззаботная жизнь и самая фееричная система прогуливания уроков. На протяжении всего фильма герой Бродерика не по-детски отжигает и смешит, уходя в очередную школьную самоволку и прихватив с собой двух самых преданных друзей-проказников. И, даже если ты сам уже с трудом вспоминаешь, как посещал когда-то ненавистную школу, пример Ферриса со всей убедительностью и яркостью напоминает, что это было по-настоящему золотое время. Пусть даже в комедии Хьюза всё откровенно преувеличено и идеализировано. Но ведь дух-то пойман верно!


43. Лора (Джин Тирни, «Лора»)



Красавица Лора стала жертвой страсти двух мужчин, и мрачный, неразговорчивый детектив должен выяснить, имеет ли кто-то из них отношение к убийству этой женщины. И совсем несложно понять мистера МакФерсона, когда расследование приводит его к портрету Лоры и он без памяти влюбляется в одно лишь её изображение. Джин Тирни – из породы тех роковых красавиц, что буквально созданы для существования в чёрно-белом мире голливудского кино. Оно умело высвечивает все их самые привлекательные черты и не менее умело прячет изъяны. О которых, впрочем, быстро забываешь, не в силах оторвать взгляд от портрета Лоры, и влюбляясь в него тем явственнее, чем всё более непонятной и привлекательной становится тайна её исчезновения.


42. Мистер Дарси (Колин Фёрт, «Гордость и предубеждение»)



Один из самых ярких и симпатичных персонажей английской литературы был, кажется, с самого начала уготован другому обаятельному англичанину и актёру – такому же статному красавцу и изысканному гордецу. Что, конечно – едва ли больше, чем просто приятная иллюзия, которую Колин Фёрт блестяще создаёт, превращаясь в настоящего чопорного англичанина двухсотлетней давности, не лишённого талантов, но слегка обделённого широтой взглядов и тактом. Это настолько невероятное сходство литературного образа и его экранного воплощения, что обсуждать игру других исполнителей роли мистера Дарси просто не имеет смысла – все они окажутся безоговорочно хуже.


41. Таня Шумова (Лариса Голубкина, «Дайте жалобную книгу»)



Уверен, что все помнят Голубкину по «Гусарской балладе», но едва ли многие знают про другую её чудесную роль, сыгранную в компании Олега Борисова и бессмертной гайдаевской троицы. О Тане Шумовой – директоре ресторана «Одуванчик» – сложно сказать много красивых слов. Просто этот характерный и совершенно особенный период советского кино подарил нам самые добрые, светлые и поэтичные фильмы, пропитанные духом счастливой лёгкой безмятежности и свободы. А героиня Голубкиной – родом прямо из той эпохи. Прекрасная, искренняя, скромная и простая советская женщина, от одной улыбки которой на сердце становится невероятно тепло и радостно, словно ты оказался в волшебном мире, котором правит доброта, радушие, веселье и уют. Так, вместе с Таней Шумовой, и проживается весь этот фильм.

Tags: 100 персонажей, кино, топ
Subscribe

  • Спектр размышлений, навеянных «СПЕКТРом»

    Решил я тут в связи с выходом финала крейговской бондианы осилить для очистки совести и предыдущую, проигнорированную мной тогда часть – и, к…

  • Калина и Каштанка

    Продолжаем. Камерный, аскетичный, обшарпанный, но полный жизни и смысла мирок, что создал в своей «Каштанке» Роман Балаян, обладает…

  • О Веронике, Ирен и Кшиштофе

    Да, книга Кесьлевского, о которой я здесь упоминаю, и впрямь, была очень увлекательной. Не говоря уже о том, насколько был близок мне этот режиссер…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments

  • Спектр размышлений, навеянных «СПЕКТРом»

    Решил я тут в связи с выходом финала крейговской бондианы осилить для очистки совести и предыдущую, проигнорированную мной тогда часть – и, к…

  • Калина и Каштанка

    Продолжаем. Камерный, аскетичный, обшарпанный, но полный жизни и смысла мирок, что создал в своей «Каштанке» Роман Балаян, обладает…

  • О Веронике, Ирен и Кшиштофе

    Да, книга Кесьлевского, о которой я здесь упоминаю, и впрямь, была очень увлекательной. Не говоря уже о том, насколько был близок мне этот режиссер…