January 30th, 2016

Ипостаси любви



«Леон Морен, священник» - увы, всего лишь роман, экранизированный Жан-Пьером Мельвилем в начале 60-ых годов, и едва ли режиссёр предполагал вкладывать в него какие-то глубоко личные переживания и выстраивать картину по-своему. Хотя, нет сомнений, что книга Беатрис Бек всё-таки заинтересовала его, несмотря на то, что впоследствии он специализировался больше на мрачных и холодных детективных историях о ворах, наёмных убийцах, полицейских, стукачах – в общем, на всём том, что есть притягательного в криминальном мире. Причём притягательного особенно с его подачи. Говорю «увы», потому что мысль о том, что сам Мельвиль написал подобный сценарий, мне ужасно импонировала, а сама история – ужасно заинтересовала.

Collapse )

Ипостаси любви. Продолжение

Я немного увлёкся описанием психологических оттенков, но описанное чувство внутреннего согласия с происходящим на экране очень важно для понимания моего восприятия в том числе и этого фильма. А чувство это далеко не всегда просыпается во мне с такой силой. При всём восхищении фильмом и решением затронутой проблемы отношений между священником и женщиной, сопоставления и переплетения двух видов любви, меня сильно смущает одна вещь. А именно, что подобный сюжет очень характерен при изображении священников в кино, где их слишком часто показывают страдающими, метущимися, сомневающимися в своей вере, а хуже всего – встречающихся с женщиной. Далеко не везде, конечно, подход таков, как в картине Мельвиля. Но всё равно это идеально тонкое и манящее развлечение для светских умов. Людям ведь не показывают, как священник обрёл свою веру, почему избрал такой путь, какая он вообще личность. А если и показывают, то очень поверхностно и скорее для соблюдения приличий в рамках истории о духовном лице. Да им бы и скучно было смотреть на твёрдого и спокойного истинно верующего священника, которого ничем не сломишь и которому все соблазны равно не опасны. Зато как преображается зрелище, когда на пути духовного лица, давшего обет безбрачия и обет служения Творцу, появляется такое страшное искушение – женщина, и, конечно, женщина красивая, необыкновенная, способная прорвать любую преграду, любой обет. Тут уж каждый начинает строить догадки, сломается ли он или нет, и если сломается, то как долго это будет происходить и так далее. Возможны самые разные варианты для самых разных натур, чтобы усладить жажду мысли каждого.

Collapse )

Цепочка из слабых звеньев



Уже даже жаль, что мне пришлось посмотреть два, похоже самых лучших фильма Жан-Пьера Мельвиля, «Самурай» и «Красный круг», до того, как я ознакомился с его ранним творчеством. Переход от раннего к позднему и от худшего к лучшему был бы наиболее последователен и гармоничен. И всё же, посмотрев картину «Леон Морен, священник», я пришёл почти в восторг от понимания того, что этот режиссёр был способен снимать и нечто совсем иное, нежели гангстерские драмы, хоть и всё в той же присущей ему холодной манере. Вернуться в 50-ые и посмотреть самые ранние фильмы я так и не решился, опасаясь разочароваться и найти там ещё не оформившийся окончательно почерк Мельвиля. Поэтому следующей работой для меня стал фильм «Стукач», где режиссёр вновь снял Бельмондо, а также Сержа Реджани в двух главных ролях. По изяществу исполнения фильм ничуть не уступает тому же «Красному кругу», а монохромная плёнка только лишний раз подчёркивает неспешную, беспристрастную, выверенную манеру съёмки Мельвиля.

Collapse )