August 14th, 2016

Две легенды

Сатирик и эстет, перфекционист и экспериментатор, реалист и мизантроп, человек начитанный и с фантазией — Стэнли Кубрик был первоклассным фотографом и вдумчивым шахматистом. Эти два главных увлечения его молодости оказали будущему режиссёру неоценимую услугу — он умел работать с камерой и подолгу обдумывал, куда её следует направить. Не так много надо уметь, чтобы снимать фильмы. А чтобы снимать хорошие — лишь немногим более. Всего на один шаг, что отделяет посредственность от гениальности, совершить который едва ли хватит и целой жизни. Но Кубрику и не требовалось ничего делать, ведь он был на шаг впереди уже в начале пути. Для личности своего масштаба он снял немного фильмов, но ни один из них не был похож на остальные. Хотя он трижды, не считая пробных работ, обращался к военной тематике, каждый раз это была другая война, другой взгляд, другая мораль. Чем больше со временем осознаёшь этот факт, тем естественнее задаёшься вопросом: как на творческой стезе режиссёра мог возникнуть «Спартак»? Казалось бы, помня о времени, во всём можно было винить тотальный контроль Голливудского продюсера, под чьим гнётом из студии могло выйти только нечто совершенно и заранее определённое. Но достаточно вспомнить мрачное «Убийство» и поразительную откровенность «Троп славы», чтобы убедиться в реальной способности Кубрика достигать предельной новизны и свободы даже в тесных рамках традиционного жанра и говорить правду, обходя стороной все каноны и цензуру. Чтобы всё-таки добиться истины, стоит обратиться к самому фильму.


Collapse )