Владимир Соколов (mr_henry_m) wrote,
Владимир Соколов
mr_henry_m

Category:

7 разговорных стилей в кино

На самом деле, не каждый из упомянутых мной режиссёров является автором чисто разговорного кино. Тем не менее, каждый из них создал свою уникальную манеру ведения диалога на экране, достаточно бросающуюся в глаза, чтобы именно диалоги запоминались в этих фильмах больше всего. Конечно, это неполный список преуспевших в этом направлении кинодеятелей, и я отобрал лишь наиболее знакомых и симпатичных лично мне. Поэтому с удовольствием послушал бы ваши рекомендации – очень заинтересован в том, чтобы открыть для себя новый стиль увлекательной киноболтовни. Ниже приведены имена режиссёров, а также один лучший или наиболее характерный фильм за авторством каждого из них.


1. Ричард Линклейтер / «Перед рассветом»



С появлением в далёком 1991 году фильма «Бездельник» появился и новый разговорный стиль в кино, который трудно определить словами, но можно с уверенностью опознать, смотря другие работы Ричарда Линклейтера. Кино про праздношатающихся маргиналов, разговаривающих на любые темы, оказало влияние на таких режиссёров, как Кевин Смит и Квентин Тарантино, позднее придумавших собственную узнаваемую манеру построения диалогов. Лучшим и самым любимым у киноманов по-прежнему остаётся «Перед рассветом», на основе которого Линклейтер выстроил целую трилогию об отношениях – своеобразный аналог «Сцен из супружеской жизни». Парень и девушка, случайно встретившиеся в поезде, ведут беседы на довольно нестандартные и важные темы, стараясь высказаться по максимуму, имея минимум времени. Героев Линклейтера не назовёшь обычными людьми – скорее, это доморощенные философы-тусовщики всех мастей и видов, куда больше приспособленные чесать языком, нежели доказывать слова делом. Таких персонажей режиссёра нередко воплощает на экране Итан Хоук, умудряющийся совмещать роли интеллектуалов и участие в проходных боевиках. При всём при этом герои Линклейтера представляются мне самыми типичными американцами, а его фильмы – срезом типичной американской жизни, где на первом месте стоят пиво, бейсбол, рок и вечеринки, что не делает её скучной и примитивной, а напротив – по-своему подлинной и романтичной.



2. Эрик Ромер / «Моя ночь у Мод»



Эрику Ромеру вообще-то следовало стать литератором, хотя он и был главным редактором журнала «Cahiers du Cinema», из которого некогда выросли Годар и вся Новая волна. Его фильмы – лёгкие и изящные пьесы, чьи персонажи оказываются в двусмысленных ситуациях, разрешая их с присущей режиссёру ироничной находчивостью. Они очень подробно и умно обсуждают свои чувства, беседуют о вере и Паскале, пытаются влюбиться или помочь сделать это другим – и каждый разговор, каждая встреча, каждое событие превращаются в тонкую интеллектуальную игру, победитель которой всегда неочевиден. Обаяние этих картин – чисто французское, изысканное, ненавязчивое, с едва заметным привкусом морализаторства, классической музыки и европейской литературы. И, хотя самой сильной работой Ромера можно назвать «Мою ночь у Мод», наиболее характерна другая, имеющая говорящее название – «Друг моей подруги». Так как в фильмах француза героям затруднительнее всего разобраться именно в таких ситуациях – кто чей друг/подруга, возлюбленный/возлюбленная. Ситуации вроде бы чисто литературные, однако решённые так необычно и удачно исключительно благодаря средствам кино.


3. Джон Кассаветис / «Лица»



Трудно сказать, когда именно возникло понятие «американского независимого кино», но фильм «Тени», снятый Джоном Кассаветисом в 1959 году (это была уже вторая его версия), определённо является одним из первых и самых ярких представителей этого направления. Кино это было настолько «независимым», что деньги на него собирались по копейке через знакомых и радиообъявления, а фильм «Лица», к примеру – один из лучших у этого режиссёра – вообще делался на голом энтузиазме, так как платить актёрам было просто нечем. Поэтому, как и любой другой «независимый» режиссёр, Кассаветис постоянно нуждался в финансировании, что вынуждало его быть актёром поневоле преимущественно во второсортных картинах, хотя появление, скажем, в «Ребёнке Розмари» можно считать безусловной удачей. Так или иначе, этот человек создал совершенно уникальный стиль, аналогов которого в мировом кино почти наверняка не существует. Фильмы Кассаветиса – это голые эмоции, выливающиеся наружу в форме длинных и странных диалогов, которые представляются нам блестящей импровизацией, в действительности же – всегда хорошо отрепетированы и имеют определённую цель. Режиссёр создавал намеренно затянутые, чудаковатые и очень искренние фильмы, давая своим героям высказать всё наболевшее и показать истинного себя в моменты как бы непроизвольного выплеска чувств. Именно поэтому картины Кассаветиса зачастую кажутся неприятными, надуманно-абсурдными и попросту невыносимыми. Он заставляет увидеть тебя себя самого в не самой лучшей форме и застигнутого врасплох, обыгрывая обычные семейные неурядицы (это его главная тема) так, что становится до чёртиков неуютно («Женщина не в себе» не имеет тут равных) и как-то до противного смешно. Потому что всё это так глупо и так узнаваемо.


4. Вуди Аллен / «Манхэттен»



Большой шутник и якобы интеллектуал Вуди Аллен наснимал за свою долгую жизнь столько фильмов, что, кажется, невозможно знать их все. Притом что все они – как будто бы об одном и том же. Нарциссичный, закомплексованный и помешанный на своих сексуальных проблемах нелепый, но симпатичный очкарик кочевал у Аллена из картины в картину. И даже в те моменты, когда его играл не сам режиссёр или герой фильма совершенно переставал походить на него, он узнавался мгновенно, с первых же фраз. Известно, что Вуди Аллену особенно удавались женские персонажи, в паре с которыми его герой разыгрывал целые пьесы, переполненные преувеличениями, однотипным, зачастую несмешным юмором и самыми идиотическими ситуациями с бесконечным выяснением отношений и попытками излить свою душу перед зрителем. И как бы надоедливы и нелепы ни были все эти признания, фобии и индивидуальные заморочки, режиссёру всё же удавалось делать яркое и запоминающееся кино, которое ни с чем невозможно спутать. Со временем оно становилось всё более незамысловатым и неоригинальным, но даже сейчас фильмы Аллена смотрятся не без лёгкого удовольствия – под стать его лёгким джазовым мелодиям, без которых не обходится ни одна нынешняя картина режиссёра. Если же попытаться назвать самый характерный и при этом удачный его фильм, я бы остановился на «Манхэттене».


5. Ингмар Бергман / «Сцены из супружеской жизни»



О Бергмане было сказано слишком много, чтобы пытаться повторить или добавить нечто новое, поэтому я просто констатирую факт. Думаю, что никому другому в истории кино не удавалось залезть в самые тёмные и потаённые уголки человеческой души и подать это в форме настолько завораживающего зрелища, что кошмарные откровения, параноидальные фантазии и изумительные в своей тонкости психологические наблюдения порождают единый и мощнейший катарсический эффект – несмотря на внешнюю простоту и почти полное отсутствие попыток поразить нас какой-либо зрелищностью. Идеальный пример чисто бегрмановского кино – это «Сцены из супружеской жизни». Два актёра, камера, несколько условных декораций – вот и всё, что нужно режиссёру, чтобы почти пятичасовой фильм прошёл для нас незаметно. Всё это время актёры просто разговаривают, но по итогам складывается впечатление, будто ты разом узнал о семейной жизни столько, сколько не узнаешь никогда и нигде.


6. Квентин Тарантино / «Криминальное чтиво»



Здесь комментарии опять же не требуются. Формат тарантиновского диалога узнаваем так же, как узнаваемы его персонажи или цитаты из «Криминального чтива». Сняв один из самых универсальных и любимых в мире фильмов, этот режиссёр создал целый новый жанр, породив массу сообщников и подражателей, среди которых почти равноценным ему был разве что Роберт Родригес. Будучи невероятными мразями, последними мерзавцами и просто крайне сомнительными типами герои Тарантино с серьёзным видом обсуждают самые неожиданные вещи – и степень абсурдности их диалогов возрастает с ростом подробностей и нюансов, за которые кому-то из них обязательно нужно зацепиться, раздув из мухи слона. Сам же он, как поклонник «низких» жанров, стремится таким образом возвеличить их, сделав частью «высокого» искусства, а своих персонажей – самыми симпатичными на свете ублюдками.


7. Хэл Хартли / «Доверься»



У Хэла Хартли и Джона Кассаветиса определённо есть что-то общее. Оба они – представители очень «независимого» американского кино, чьи герои бесцельно шатаются по экрану, ведя странные и абсурдные диалоги. Однако, если персонажи Кассаветиса преувеличенно эмоциональны и говорят необыкновенно много и вычурно, персонажи Хартли кажутся, скорее, спокойными, потерянными и никому не нужными страдальцами, не способными определиться с целью в жизни и являющими собой причудливую смесь маргинальных бунтарей и абсолютно «простых людей», о которых режиссёр и снимает свои фильмы. Его работы полны неуловимой и блестящей иронии, а зачастую сомнительные личности, появляющиеся на экране, вызывают лишь сочувствие и понимающую улыбку. Хартли вообще – очень трогательный режиссёр, иначе не скажешь. Тихая атмосфера американской глубинки, тихая гитарная музыка, тихие разговоры невпопад и как будто наедине с собой – здесь царит одновременно уют и пустота, веселье и тоска, злоба и участие, мелочность и доброта, мерзость и беззвучный смех. В целом же складывается впечатление, что фильмы Хартли – это один большой, чёрный и сюрреалистичный прикол, потому что речи и события в них не поддаются никакой логике, притом что способны рассмешить почти до истерики.

Так, например, главный герой «Доверься» мастерски чинит компьютеры, но не может подчиняться тупому и угодливому начальству, из-за чего с ним постоянно случаются неприятности – к примеру, он берёт голову одного из ненавистных коллег и зажимает её в станочные тиски, чтобы тот поскорее заткнулся. Он живёт с отцом, который целыми днями смотрит телевизор, не снимая шапки, и без всякого смысла заставляет сына по сто раз на дню чистить ванну, а потом бьёт ему морду за то, что тот решил поспорить. Сын же пытается сопротивляться и найти другую работу, но может только целыми днями курить сигареты, читать странные книги и носить в кармане гранату. Тем не менее, он случайно встречает на улице залетевшую школьницу, согласившись стать отцом ребёнка и во всём помогать ей, поскольку ту выгнали из дома за пощёчину отцу, рухнувшему от этого на пол с сердечным приступом и мгновенным летальным исходом. Оба пытаются создать семью и найти работу, в то время как она ищет женщину, похитившую ребёнка на остановке, где они вместе сидели, а он борется с её матерью, которая пытается перепить его на спор и запихнуть в койку к своей старшей дочери, только что бросившей первого мужа. И в таком духе весь фильм.


Tags: кино, топ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments