Владимир Соколов (mr_henry_m) wrote,
Владимир Соколов
mr_henry_m

Categories:

О «Фаворитке»

Продолжаем, и пока всё на этом.


Фаворитка | The Favourite | Йоргос Лантимос | 5



Несмотря на чужой сценарий и непривычно костюмную атмосферу, Йоргос Лантимос ничуть не изменил себе, сняв по-прежнему вычурную и ощутимо абсурдистскую картину. Волей-неволей напрашивается сравнение с Гринуэйем, по общему пути которого идёт и грек, пиная труп разлагающейся культуры в антураже стюартовской Англии. Ясно, что для режиссёра «Лобстера» это лишь очередные условные декорации, в которых натуру человека исследовать особенно удобно. Взяв, например, за основу двор королевы Анны, о которой, в отличие от Елизаветы или Виктории, мало кто знает. Королева уже немолода, очевидно больна и крайне вспыльчива. Она потеряла семнадцать детей, всех друзей и поклонников, в делах нет больше ни ясности, ни малейшего интереса. Значимыми остаются лишь кролики – да герцогиня Мальборо, преданная до того, что управляет вместо Анны государством.




Лесбийский мотив и главенствующая роль женщин делают «Фаворитку», конечно, нестандартной – но едва ли выдающейся. Вся злая ирония, грязь и модернистские штучки Лантимоса значат не так уж много, если вспомнить геометрическое пиршество того же Гринуэйя в «Контракте рисовальщика» или «Поваре». Забавно – но режиссёру не хватает именно хулиганства, творческой наглости, раскрепощённости, которые здесь смотрятся не то чтобы бедно, но довольно-таки невинно. Конечно, ощущение абсурдного маскарадно-опереточного существования возникает почти сразу в этом королевстве кривых зеркал, где всё причудливо растянуто или сужено так, что мы будто подглядываем, находимся где-то внутри, отгороженные мысленной перегородкой или дверным глазком. Подкупают и факельно-чёрные тона, и мужские наряды, в которых те выглядят большими лощёными котами, пародией на самих себя. Но в целом всё как-то спешно, поверхностно, так что насладиться и углубиться в гротескную красоту времени не остаётся.



Хотя есть в «Фаворитке» и что-то классическое, знакомое – крупные планы, например, особенно удачные в случае большеглазой Эбигейл. И вообще моменты демонстрации чувств и отношений вызывают нередко доверие, почти искреннее сочувствие к героиням, чьи поступки и мотивы выглядят довольно понятными. Особенно блестяще отыгрывает их Рэйчел Вайс, предстающая здесь разом и мужчиной, и женщиной, чьё коварство и самолюбие оборачиваются против неё же. Её жаль, пожалуй, больше всех, так как эта сильная волевая личность кажется всё-таки симпатичной, когда узнаёшь её в немилости и чувствующей внезапную боль. Трагична и фигура королевы – слишком слабой и опустившейся, чтобы всерьёз обвинять её в чём-либо. В финальной же позе Анны есть что-то безумно-величественное, освобождающее. Да и поверженная Эбигейл перестаёт быть двуличной, с кроличьей покорностью и отсутствующим взглядом сгибаясь под пятой. Но и здесь – как-то недостаточно, чтобы поверить Лантимосу и испытать полноценное удовольствие. Поменьше бы всё-таки выпендрёжа этому греку – и побольше сосредоточенности.

Tags: 2018, вайс, великобритания, ирландия, кино, колман, лантимос, оскар, стоун, сша, холт
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments