Category:

«Гордость и предубеждение». Прогулка со старыми друзьями

Пересмотрев замечательный мини-сериал с Дженнифер Эль и Колином Фертом, в очередной раз убедился, что при всей своей очевидной поверхностности и романтической шаблонности история о гордости одного джентльмена и предубеждении одной юной леди неизменно покоряет тебя элегантной простотой и дружелюбностью характеров, выписанных точно и в меру иронично – но без всякого злорадства, так что счастливая концовка, обязательная для главных героев, сопровождается и снисходительной терпимостью к посредственностям, находящим удовлетворение в выгодном браке и показной благоустроенности, согласно принятым стереотипам. И предсказуемость давно известных поворотов ничуть не портит той незамысловатой и сентиментальной радости, какую испытываешь в одном лишь предвкушении знакомых событий или разговоров, мысленно выстраиваемых друг за дружкой на повествовательной линии. 

И, если раньше, в первый раз, ты шел с персонажами нога в ногу, пребывая в той же волнующей неопределенности, с какой приближаешься по равнине к манящей вдалеке холмистой местности, теперь ты вышагиваешь рядом спокойно и уверенно, походкой прогулочной, но твердой. Походкой человека, которому местность эта хорошо знакома – что не мешает ему воображать то удовольствие, какое испытают вскоре и его спутники, с которыми он сможет разделить его, пережив волшебное и свежее некогда откровение по-новому. В радостном нетерпении ты даже забегаешь вперед, озирая с холмов открывающиеся привычные красоты и оборачиваясь тут же к героям, с каждым шагом становящимся все ближе к тому счастью, о котором они пока не подозревают. И моментов этих на пути к последней, бескрайней и залитой солнцем долине оказывается предостаточно, чтобы вволю набегаться в воображении туда и обратно, с загадочной улыбкой поджидая спутников на вершине или идя рядом, пытаясь изобразить на лице притворное ожидание и удивление – и подчиняясь правилам невинной и особенно приятной игры в неосведомленность, когда знаешь все наперед. 

И в случае с кино замечательнее всего то, что реакцию персонажей можно увидеть непосредственно, на лицах. Особенно, если снято оно неглупо, а актеры располагают к себе внешне. И тут уже не важно, насколько умно и глубоко по сути то, что мы видим перед собой, с точки зрения искусства. Так как глубоко оправдано и свойственно нам уже само желание приобщиться к эмоциональному переживанию, которое вот-вот случится, так что сердце восторженно замирает, по телу бегут мурашки, а рот готов расплыться в умиленной улыбке. И здесь интересны все мельчайшие оттенки и подробности, но особенно – моменты переходные, когда Элизабет читает письмо Дарси или чувствует его внезапное радушие в родовом поместье (что заставляет угадывать в ее душе совершающийся постепенно переворот), или когда сам Дарси впервые изменяется в лице, увидев ее рядом, и впоследствии – когда ради любви начинает и даже заставляет изменяться себя самого. 

И с момента их уже очевидной взаимной симпатии друг к другу начинаешь с особенным наслаждением ловить встречающиеся взгляды, смущенные опускания головы, неловкое молчание и характерные улыбки, по которым так же все давно ясно – хотя развязка по-прежнему не наступила. В каком-то смысле сдержанность при последнем объяснении даже разочаровывает – хотя одновременно и усиливает эффект, стоит лишь вообразить, каким безумным счастьем переполнены эти подчеркнуто сдержанные и вежливые представители своей эпохи, вынужденные следовать ее законам. 

Так же огорчает немного и торопливость последней серии, где после помолвки Дарси и Элизабет, так и хочется упиться реакцией каждого из его и ее родственников, взглянуть на их лица в тот момент, когда они впервые услышат заветную новость и начнут затем расспрашивать, удивленно восклицать, заставляя погружаться во все новые и новые бесконечные подробности прекрасного мгновения. Понятно, что с художественной точки зрения вполне достаточно реакции Джейн и отца – двух самых близких и любящих Элизабет людей. Но, с точки зрения чисто человеческой, кажется почти жестокостью переходить сразу от разговора с мистером Беннетом к венчанию, очевидно подытоживающему и уже тянущему за собой занавес истории, эмоционально расставаться с которой так резко нелегко и совсем не хочется. Хочется же, чтобы волны любви распространялись во все стороны, все дальше и дальше, погружая всех и все вокруг в пьянящее блаженство. 

Хотя понятно, что конечность – неизбежная участь любого произведения, обрывающегося на полуслове перед бескрайним простором дальнейшей жизни, которую мы естественно для себя подразумеваем. Поэтому неудовлетворение остается – но оно было бы еще большим, если бы история затянулась. Ведь очевидная прелесть завершенности – в додумывании неслучившегося. Теперь оно уже невозможно – а потому может быть любым, вмещая в себя всю бездну наших мечтаний, радостей и надежд. Тем более, что «Гордость и предубеждение», наверняка, захочется перечитать или пересмотреть снова – и снова поразиться. Лучистой свежести и универсальности характера мисс Беннет, благородной серьезности и достоинству мистера Дарси – и тому, какая они удивительная, особенная и прекрасная пара. 

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.