Владимир Соколов (mr_henry_m) wrote,
Владимир Соколов
mr_henry_m

Category:

Банды Нью-Йорка

Культовой ленте Джона Карпентера в нынешнем году стукнуло тридцать пять. Что ни говори, а возраст почтенный, особенно для боевика. Ведь у каждого поколения свои герои. И наивная вера в то, что один хороший парень может победить много плохих парней, давно иссякла в сердцах и умах людей. Сами же хорошие парни обзавелись благородными сединами или брутальной лысиной и давно уже не у дел, если не считать смехотворных попыток тряхнуть стариной, собравшись в один потасканный отряд или солировать в третьесортных представителях жанра на волне еле теплящейся славы. Ничто не вечно в этом мире, и не стоит так уж корить неблагодарную публику за забвение кумиров и отчаянно ностальгировать по ушедшей героической эпохе, в сотый просматривая затёртую до дыр кассетную плёнку. Немногие шедевры тех времён прошли проверку временем, а действительно хорошего кино среди них и того меньше. Да простят мне мою категоричность и неуважительность те, чьи благоговейные воспоминания молодости я очернил. Джон Карпентер – один из немногих, чьи первые попытки придумать новый развлекательный жанр в кино увенчались успехом в лице двух полуфантастических боевиков («Нападение на 13-й участок», «Побег из Нью-Йорка») и двух первоклассных хорроров («Хэллоуин», «Нечто»). Именно эти работы американского режиссёра отличались особой изобретательностью, которая поначалу была скорее суровой необходимостью из-за нехватки денег на звёзд первой величины и мощные спецэффекты. Отсюда – вынужденная, но блестящая манера Карпентера без труда поддерживать драйв малособытийного фильма обманчиво сложным монтажом и ритмично нагнетать напряжение с помощью самодельных саундтреков.



Парень из Кливленда, со скользким именем Снэйк Плисскен, должно быть, сильно удивился, увидав однажды на экране накаченного лейтенанта в чёрной майке и с автоматом в руках, которого звали точно так же. И сюжет фильма, наверняка, не показался ему тогда настолько простоватым и наивно-неправдоподобным, каким многим кажется теперь. Но так и должно было случиться, ведь в те стародавние времена Карпентер был из числа фантазёров-первопроходцев. Постапокалиптическое видение будущего Америки, погрязшей в затянувшейся войне, готовой вот-вот разразиться последней ядерной атакой. Остров Манхэттен, превратившийся в гигантскую неуправляемую тюрьму для заключенных, в чьи лапы попал президент с секретным чемоданчиком. Беспринципный одиночка – бывший ветеран войны, посланный беспомощной полицией на его спасение во имя дальнейшего благосостояния нации и всего человечества. Не правда ли, старо как мир и по-прежнему срабатывает? Но, по совести говоря, мало кому с тех пор удалось превзойти Карпентера. И дело тут не только в редком умении придумать универсальный сюжет или идиллического героя, в реальность которого при этом можно поверить из-за отсутствия груды мышц. Фильм Карпентера вообще может показаться затянутым и скучноватым, ведь в нём напрочь отсутствует неослабевающая динамика, беспрерывная смена неумещающихся в кадр событий, затяжные оглушающие перестрелки. В общем – всё то, из чего в привычном понимании должен состоять средний смотрибельный боевик.


Однако именно сдержанно-героический пафос картины в сочетании с незамысловатым и неторопливым действием с головой окунают в анархический хаос ночной жизни города будущего, каким его изображает режиссёр. И здесь Карпентер, без преувеличений – второй маэстро саспенса. За время просмотра успеваешь насладиться царящим вокруг сомнамбулическим безумием, вволю наглядевшись на зомбированную толпу морлоков, стекающихся из тёмных туннелей в поисках всего, что пригодно для пищи, и ощутить сосущий животный страх, оказавшись в условиях первобытной дикости и полнейшего беззакония. Мрачный же колорит полуразрушенного города и суховато-жутковатая невозмутимость населяющих его личностей только усиливают эффект. Все эти крутые парни несловоохотливы, но им и не нужно говорить – они излучают колоссальную брутальность, стреляя одними только хладнокровно-дерзкими взглядами. Нью-Йорк Карпентера – это город самых отъявленных и одичавших мерзавцев, бывших когда-то сытыми и довольными американцами, теперь же живущих по кодексу преступника и отличающихся хотя и не благородством, но внушительным спокойствием и серьёзностью. Конечно, и в подобном обществе бывают исключения, так что умалишённого болтливого таксиста, носящегося по городу под звуки бравурных песенок из светлого прошлого, можно с горем пополам счесть за порядочного. В основном же на улицах можно встретить множество скользких и недружелюбных типов, порой даже очень мозговитых, а также крайне опасных девиц, готовых из преданности возлюбленному всадить пулю, и уйму рядовых шестёрок с дубинками и самострелами. Имеется отребье на любой вкус. Что же касается Снэйка, то он среди них – самый крутой, самый небритый и самый прожжённый циник, с самой серьёзной и презрительной ухмылкой и неподражаемым прищуром на левый глаз. И можно не сомневаться, что он без труда спасёт президента и весь мир, а заодно научит хорошим манерам большого чернокожего босса Нью-Йорка, по кличке Герцог.

Пожалуй, самым большим недостатком фильма стоит считать необъяснимую и опрометчивую самонадеянность Карпентера, решившего продлить воинскую славу Снэйка в снятом аж через пятнадцать лет продолжении. Столь откровенной кальки, будто бы безо всякого видимого желания придать второй части художественной свежести, никто не мог ожидать, и провал был обеспечен. Зато первая часть смотрится по-прежнему свежо, хотя выдумка давно устарела, а визуальные средства кажутся очень скромными по нынешним меркам. Вот тут уж действительно хочется поностальгировать. Но не по героической эпохе, а по тем прогрессивным временам, когда ещё рождались в умах новые идеи, дерзкие замыслы и приукрашенные мечты о будущем. И пусть последние едва ли сбылись, первые подарили нам славное и достойное кинонаследие. И пусть Джона Карпентера нельзя назвать большим художником и гением, но вот первоклассным мастером своего дела можно не задумываясь. И пусть Снэйк Плисскен сегодня не тот, что прежде, мы ещё не раз усмехнёмся, услышав с экрана: «Я думал, что ты погиб». Но нет – Снэйк жив. Жив и будет жить до тех пор, пока не будут забыты все творческие находки и успехи человека, по имени Джон Карпентер.
Tags: карпентер, кино, сша
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments